Рыбаков: 42162
Онлайн: 628
Когда рыбацкое упорство превращается в упрямство?

Рыбацкое упрямство?..

Рыбацкое упрямство?..
1531
Меня давно занимал вопрос: в какой момент упорство превращается в упрямство?.. Где тот межевой столб, где та граница, после пересечения которой азартный исследователь вдруг превращается в скучного натурального консерватора? Вчерашний непоседа – в домоседа, недавний бойкий юноша – в нынешнего малоподвижного старика… И вот вчера, кажется, я нашёл ответ на этот вопрос! Эта граница проходит по Днепру около небольшой смоленской деревушки.

Вот, спрашивается, какого лешего меня снова занесло в эти края, куда впервые я приехал пару лет назад с друзьями, поддавшись их уговорам и рассказам о громадных лещах? В это, теперь знакомое до последнего кустика место, где ноги на спуске уже сами, по привычке находят удобные ступеньки в густой траве? Где уже хорошо изучен профиль дна реки, где знаешь, как занести удилище для заброса, чтобы не зацепить ветки ивняка, где местных бобров уже научился узнавать в лицо и аисты в соседних полях тебе кивают головами как хорошему знакомому… И откуда я, увы, уже неоднократно возвращался с пустым садком, без улова, что, в общем-то, тоже стало моей привычкой. Что я там снова потерял?

Что за радость такая, скажите мне, – смотреть часами на неподвижные кончики фидеров и ждать, ждать... Ждать при солнце и при луне, ждать на закате и на рассвете, на жаре и в ночной прохладе. Снова и снова забрасывать снасти, менять насадки, менять ароматы, менять глубины в надежде найти рыбу на широких просторах бесстрастной реки. Ругаться – вначале тихо и про себя, потом начинать бормотать вполголоса, ворчать, ещё сдерживаясь, ещё веря в недалёкую удачу. И только на границе последнего терпения гаркнуть на всю реку что-нибудь непечатное, что-нибудь забористое и образное! Да так крикнуть, чтобы слово то эхом прокатилось меж высоких берегов вверх и вниз по реке до широкого изогнутого плёса и исчезло за ним отголосками далёкой грозы. Потом успокоиться, жадно выкурить новую сигарету, чувствуя, как уходит злость и выравнивается дыхание. Затем громко хлопнуть себя по коленям, шумно и резко выдохнуть, встать с сидушки и начинать всё сначала: подмотка, наживка, кормушка, заброс… И так раз за разом… До следующего приступа отчаяния. Что за радость в этом?

Только одно может оправдать это самоистязание, этот рыбацкий мазохизм – надежда на то, что вот-вот всё изменится, кончик удилища вдруг резко качнётся и отстрелит назад, разбудив молчаливый колокольчик, а потом, после небольшой паузы, закачается, заливаясь радостным звоном, отвечая на рывки невидимой пока рыбины.

Сердце заходится в секунду, ты срываешься с места, подхватывая комель удилища… Подсечка… И такое долгожданное тупое, вязкое сопротивление с другой стороны лески. Время исчезает, всё, что болело или мешало, отлетает прочь, как и не было: у тебя остаются только руки, держащие удилище и вращающие катушку! И ещё глаза, выискивающие на поверхности воды первые признаки появления долгожданного трофея! Первый бурун, закрученный широким хвостом, первый опасный всплеск и, главное – силуэт рыбы в желтоватой воде!

Ты на автомате чутко реагируешь на любое усилие с той стороны: подаёшь удилище вперёд при рывке, наклоняешь его, отдаёшь обратно леску при сильной, отчаянной потяжке, но продолжаешь упорно подтаскивать рыбину к берегу… Вот уже левая рука нащупывает рукоятку подсака, вот он уже в воде и ждёт медленно наплывающее тело леща. Рыба ещё сильна, ещё сопротивляется, переворачиваясь с боку на бок, пытаясь уйти в спасительную глубину…

Сердце стучит уже где-то в глотке, ты постоянно сглатываешь его, пытаясь вернуть на привычное место под рёбра, но оно не слушается и всё норовит выскочить наружу! Лещ всё ближе и ближе к широко открытой пасти сачка… Напряжение нарастает с каждым мгновением, а пульс уже не поддаётся разумным цифрам…

И вот ОНО! Наступает секунда, когда тело рыбины уверенно переваливается за обод подсака, ты тянешь его на себя… Всё!.. Конец!.. Есть!.. Рыба бьётся в надёжной сетке, ты тянешь её к берегу и с усилием (чем большим – тем лучше!) вытаскиваешь сачок из воды… Я-я-я-я-я-я-я-я-я-язььььь! То есть, тьфу, - ле-е-е-е-е-е-е-е-е-щ! Всё!

Уже можно опять дышать – сердце не спеша опускается на своё место, по инерции выбивая по рёбрам железнодорожную чечётку, и к тебе потихоньку начинают возвращаться все остальные отмершие на время чувства. Мир снова расширяется до пейзажных картин, снова становятся слышны голоса птиц в соседних кустах, жужжание назойливых оводов или комаров, ты снова начинаешь различать запахи реки, летних цветов и, главное, пряный и чертовски приятный запах свежей рыбы, тяжело ворочающейся на траве…

Так может быть, в этом причина моего постоянного возвращения? Я ведь видел здесь такие поклёвки, переживал их, вспоминал потом, ворочаясь перед сном. Живет ещё память о редких лещах, пойманных здесь. Может, мне просто хочется ещё раз пережить эти ощущения? Пережить именно здесь, где трофей редок, а потому, видимо, особенно ценен.

Ведь побороться с завидной рыбой, с подводными упорными бойцами нынче не проблема. Вот хотя бы взять наше Смоленское водохранилище, что находится на том же расстоянии от дома, что и этот днепровский берег. Рыбы там больше, и лещи веселее клюют. Да и не только они – там настоящее рыбацкое эльдорадо! Одно плохо: слишком популярным стал этот водоём среди рыбаков и просто отдыхающих, желающих пожарить шашлыки на берёзовых полянках и понежиться в тёплой воде на песчаных пляжах. Раньше, бывало, я много времени проводил на берегах этого водоёма и почти всегда возвращался с богатым уловом. Но то время, увы, прошло…

Кроме это, одних платников сколько появилось! Лови не хочу! Да ещё и выбор есть: хочешь – карпа, хочешь – амура, хочешь – карася или какую-нибудь форель. Да и деньги, в общем-то, небольшие, и к дому поближе. А если прикинуть, во что мне обходится каждая поездка за 140-160 километров в одну сторону, то я ещё и в финансовом выигрыше останусь…

Что говорить, если совсем уж рядом, под боком лежит наше большое деревенское озеро с завидными линями. Да какими: трофей в килограмм и более не редкость! Каждую зиму и весну я с нетерпением жду возможности выйти на озеро в надежде увидеть поклёвку золотого линька. Конец апреля – начало мая, и вот он, первый красавец! Ещё месяц я регулярно хожу на озеро, а потом – всё… Хотя линь летом клюёт замечательно…

Но меня почему-то всё время тянет на Днепр, в этот уединённый пока уголок, что в окрестностях маленькой смоленской деревушки. На крутой обрывистый берег, поросший высокой травой и кустами, перевитыми прядями дикого хмеля и ежевики. На берег, под которым неспешно гуляют очень капризные днепровские лещи, и где моё рыболовное упорство превратилось в упрямство, о чём я, честно говоря, совершенно не жалею…
Укромное местечко.Укромное местечко.
Укромное местечко ловли леща на ДнепреВот такой Днепр.Вот такой Днепр.
Полнолуние.Полнолуние.
Утренняя роса.Утренняя роса.
Днепровский лещХороший лещик.Хороший лещик.
Долина Днепра.Долина Днепра.
Лещ на полтора кило1.5 кг!1.5 кг!
Комментарии:
Сергей
Korr
Красиво написано!!! 5+
Евгений
апшеронец
Саша привет, не отчёт, а просто песня!!!!!!Очень душевно!!!!
Александр
Provincial
спасибо! Да, вот что-то накатило ночью на пустой рыбалке... )))
Игорь
Garrigud
Тянет нас постоянно на старые места, где потише и подальше от суеты
Евгений
ЖеньЖенич
А вываживание то как описал??) У меня по моему, даже адреналинчик в кровь побежал!!
Александр
Provincial
Спасибо огромное всем Вам за добрые слова!
Чтобы написать комментарий,   войдите или зарегистрируйтесь