Рыбаков: 42433
Онлайн: 242
Зубной плюс. История кузнеца дяди Васи.

Зубной плюс

Зубной плюс
2609
По прежним временам сей опус, конечно, не шибко цензурный, но по нынешним меркам настолько скромный, что неудобно даже как-то…

Было раньше заветное место на Урале. Ямы, перекаты. Рядом множество стариц и ериков. Рыбаки в редкость. 200 километров от областного центра тогда было приличным расстоянием. Природа исключительная. Много различной живности, замечательные луга, нетронутые со времен всемирного потопа. А главное – много рыбы. Хорошей и разной. Белуга и осетр не были особенной редкостью.

Во времена «проклятого прошлого» реку охраняли вооруженные до зубов инспекторы рыбохраны вместе с милицией. Не особенно побалуешь. Но нас это не пугало. Ловили удочками по известному принципу: «Поймал – съел, не влезло – отпустил». Процесс главное.

Познакомились с аборигеном дядей Васей. Жил он в ближайшей бесперспективной деревушке, добросовестно исполнял функции межрегионального кузнеца, а в отсутствие заказов всё время проводил на реке. Ловил всегда. Везде и в любое время. Таких рыболовов в жизни я встречал всего три-четыре раза. Да по ящику в сладких сказках про рыбалку... Дядя Вася исключительно любил природу, боготворил её. Однажды на стане с дури убили черную гадюку, он долго ругался и всерьез расстроился. Еле помирились.

Однажды жизнь закинула меня куда-то не туда. Вернулся через много лет и при первой же возможности рванул в милые сердцу места. В деревне осталось не более двадцати вросших в землю пьяных лачуг, и лишь стоявший на отшибе чей-то помпезный замок, оснащенный космической телеантенной, напоминал о цивилизации. Поразило полное безлюдье. И только бродившая по зарослям амброзии ободранная коза внушала надежду на то, что жизнь здесь есть.

Михалыча нашли в кузне. Обнялись и после коротких приветствий поехали на реку. На заветном месте, правда, уже порядочно загаженном, обустроились и разбили лагерь. Рыбачить было уже поздно, и поэтому утешились соменком, которого дед снял с потайной бечевки.

Ну а потом под уху, да за приезд… После пары рюмок дед вдруг пригорюнился и заявил:
- Под судом ведь я, робята, нонче…
- Не может быть! Ты ведь сроду чужого не возьмешь и мухи не обидишь…
- Даже и не знаю, как рассказать такое… Смеяться будете… Все вы, грамотные-то, ржете над моей оказией. Ну да ладно, привык ужо…

Дед разлил ещё по одной, тяжело вздохнул и, подозрительно посмотрев на меня, начал…
- Помнишь, какой у нас был колхоз? Сколько было народу, и все жили хорошо. Луга таки богатые, да рыба…Что ишшо надоть? Всё кончилось как-то за раз. Развалили, растащили и уничтожили. Мироеды… Последний председатель нахапал и уехал куда-то. Оннако, знамо дело, вскоростях сызнова возвернулся – кому он такой нужон. Вон, выстроил себе дворец и стал фермером. А мы, старые кенгуры, батрачим на него. Почти даром.

Что характерно, из города привез с собой девку нову. Мелка, плюгава – мормышка, да и тока. Говорит, что врачиха по бабам. Бабки-то сразу к ей, болячек у каженной слава богу, а в район не наездишься. Так эта краля их сразу отшила: «Я не прахтикую». Знамо дело… Что возьмешь с загнанной клячи?

А делать-то ей тута совсем неча… Завела себе каку-то моську безобразную. Оденет, бесстыжая, штаны до колен да майку до пупа и давай вместе с ней шастать по деревне. Гулят… Глазами по сторонам стрелят. Приключениев ищет на причинное место. Срамота, да и тока. Олигарх говорит, что искания у ей какие-то… А чего искать-то? Ха! Самый молодой здесь я. Хотя…

Дед опять на меня покосился.
- От нечего делать подрядилась пензию раздавать. Но сначала лехции разные нам читат. Да всё против бога норовит, супротив колдовства разного напират. Кто не пришел, тому нет пензии.

Что характерно, стал я для нее главным супротивником. Вишь, како дело: я ведь при кузне, а кузнец у нас завсегда вроде как фершал был. И мне, конечно, пришлось. Пятый год мальчонку гадюка тяпнула за пятку, прижег ему ранку – то и обошлось, слава богу. Молва пошла… Старухи так и прут. А куды им? До района 30 верст в хорошу погоду. А в грязь али зимой? Где перевяжу, где чирей разрежу, где вывих вправлю, а где чегой-то побормочу. Сам-то я, знамо дело, не верю в эти заговоры, но доброе слово, к месту сказанно, чудеса ведь делат.

Вот и взъелась на меня мормышка-то. Как пензия, так просто поедом меня ест. Я, говорит, как дипланиранный врач и цивилизонный человек не могу терпеть колдовства и дремучесть всяку. Терпел я, терпел да и бросил на ейные лехции ходить. За каженной пензией приходилось самому в район ездить.

А дале главно… По весне сижу в кузне, прохлаждаюсь. Работы-то пошти што нет. Вваливается мормышка-то эта никудышна. Не поверишь – рожа больше наковальни, раздуло всю. Зубы… «Дядя Вася, дорогой, помоги чем-нито, заговори, али как…»

Сам понимаю, дороги развезло, не токмо на лошади – на тракторе не проедешь. Заглянул в рот-то, а там плюс огромадных размеров. Разрезать, думаю, надоть… Но как вспомнил все её притеснения, ажник в пот холодный бросило со злости. Ах, думаю, курва ты этака, сигушка ты тошшая, как петух клюнул, так сразу же все свои лехции позабыла, и ко мне? Дядя Вася… Дорогой… Ща…

«Садись, - говорю, - и повторяй за мной». Киват. «Зубки мои, зубки (повторят)… Корни мои, корни (повторят)…» Но тут я и понес: «На хрен сядь», - говорю, и… Ну, в общем, извиняюсь, конечно, - «пукни, чо ли…»

Повторят, что характерно. Потом дошло. Как скакнет, и вон из кузни. И смех, и грех. До сих пор стыдно. Хоть провались… И где слова-то-таки срамные взял, вспомнить не могу… Но чего уж тут теперича-то…

Олигарх быстро приехал. Радостный такой. «Давно, - говорит, - так не смеялся. Спасибо тебе, Михалыч, хоть ты её малость приструнил. Оннако, - говорит, - извинись перед ней, иначе, - говорит, - жизни мне не будет дале…» А я наотрез: «Ни в жись!» - «Тогда, - говорит, - зла не держи – судиться будем». Пугат, думаю…

Ан нет. Через месяц в суд вызвали. Повесткой, как душегуба какого…Судья-то, мужик, слава богу, попался, смеялся долго. Ну, думаю, пронесло. А он успокоился и говорит: «Вот, что Михалыч, тебе либо извиниться надо, либо по суду платить придется за оскорбление личности».

У меня мурашка по шкуре пошла, где я возьму-то деньги таки? Корову продавать, то, да се… Бабка-то порешит автоматически. Но как заклинило. Не буду извиняться пред мормышкой этой, и всё тут.

Пожалел меня судья. «Ладно, - говорит, - может, анвакат поможет». Вызвал какого-то хлопчика, рассказал про мою беду, тот тоже хохочет. Потом инструктаж провел: «Ты, дед, на суд всех своих старух вези. Пусть подтверждают, что ты такими словами их завсегда пользуешь».

Тьфу… Стыдобушка, а делать неча. Провел я агитацию среди старух – куды оне без меня-то… Нанял грузовик. Спасать меня все как одна собрались. На суде народу стороннего, слава богу, не было. Я со старухами да мормышка эта расфуфыренна.

Судья спрашиват у защитниц-то моих:
- А лечит ли вас Василий Михайлович?
- Да, - ответствуют. - Знамо дело, тока он и пользует…
- А говорит ли он таки слова? - Зачитыват. Ох, господи…

А Евдокея-то… Да ты должон ее помнить. Поднимается, рожа бесстыжа, и говорит: «При зубах-то таки слова перво дело, хворь как рукой снимат».

В обшем, оправдал меня судья, век буду бога молить… Хороший человек. А мормышка визжит ажник: «Всех купили. Я этого дела так не оставлю, в область поеду, а правду найду»... Эхе-хе. Кабы помоложе был… Глядишь, и закончилось бы всё давно… Ещё в кузне…

Михалыч помолчал мечтательно, потом посмотрел недовольно на меня, в сердцах сплюнул и продолжил:

- Что характерно. Замучила плоть-то бесовска на старости лет. Бабка, вишь, бросила. К сыну в город уехала. Кобель, говорит, ты. Срамник и старый козел. К ветерану посылат. Пока не выложит, говорит, не вернусь. Не знаю, как и быть-то теперича… Слава богу, старухи-то меня в этой беде не бросают…

Михалыч снова тяжело вздохнул и сказал недовольно:
- Робяты-то твои, видать, тоже грамотные, гля как трясет-то их… Падучая, чо ли? Не подавились бы. Все они так. Эти грамотные-то. Кому горе, кому хаханьки…
И. П. Рубинский. Рыбак.И. П. Рубинский. Рыбак.
Комментарии:
Игорь
Garrigud
Ну дед Вася,ну уморил
Виталий
mozel
нельзя такие вещи на ночь читать теперь всю ночь ржать буду с праздником
Михаил
ВалентинычЪ
Да, молодец дедок!
Евгений
ЖеньЖенич
Смех, смех... Но, блин - сквозь слезы!!!! Душевно написано, жизненно...!!
Чтобы написать комментарий,   войдите или зарегистрируйтесь